АРИСТОКСЕН

    АРИСТОКСЕН Ἀριστόξενος) из Тарента (ок. 370/60 - после 300 до н. э.), философ-перипатетик и ученый, основатель биографического жанра, один из главных в античности авторитетов в теории музыки. Его отец и учитель, музыкант Спинтар, был близок к пифагорейцу Архиту из Тарента, учителями А. были также пифагорейцы Ксенофил, Эхекрат и др., ученики Филолая и Эврита. После пребывания на Пелопоннесе (в Мантинее и Коринфе), уже сложившимся человеком, А. присоединился к аристотелевскому Ликею (основан в 335). После смерти Аристотеля Α., вероятно, остался в Ликее, читая здесь лекции по музыке (fr. 62 Wehrli; Harm. II, 30-31).
    Из огромного числа трудов А. (453), косвенно указывающего на его долгую жизнь, около 30 сохранились во фрагментах и свидетельствах и лишь два почти полностью: «Начала гармоники» (Ἀρμονικά στοιχεῖα) и «Начала ритмики» (Ῥυθμικά στοιχεῖα). За исключением теоретических трактатов по музыке, подавляющее большинство дошедших до нас фрагментов принадлежит к сочинением, предназначенным для широкой публики. К центральным для Аристотеля теоретическим предметам - логике, физике, метафизике — А. проявлял еще меньше интереса, чем его товарищ по Ликею Дикеарх. Его стремление сохранять дистанцию от любых авторитетов сказалось, например, в том, что в учении о душе он отвергал взгляды Аристотеля, разделяя пифагорейскую теорию, согласно которой душа есть «гармония» телесных элементов и потому смертна (fr. 118-121).
    В основанном им вместе с Дикеархом жанре биографии, соединившем в себе черты исторического и литературного жанра, проявились скорее его личные, чем философские пристрастия. Биографии Пифагора и Архита рисуют идеализированный образ философов, ученых и политиков, живших в согласии со своими этическими принципами.Биографии Сократа и Платона, напротив, носят резко критический характер и полны скандальных подробностей, включая обвинения Платона в прихлебательстве и плагиате (fr. 62, 67). При этом «Пифагорейские изречения» А. содержат множество этических принципов и идей, заимствованных им у Платона, например, о педагогическом значении законов и государственных установлений, призванных обуздывать человеческие влечения (fr. 33^41). Здесь сказалась идущая от Академии и развитая Аристотелем тенденция видеть в пифагорейцах философских предшественников Платона. В трудах «О Пифагоре и его учениках» и «О пифагорейской жизни» А. стремился представить эту школу в максимально благоприятном свете, иногда вопреки традиции (так, он утверждал, что Пифагор ел и мясо, и бобы) и почти всегда - вопреки Аристотелю, который игнорировал Пифагора-философа, а в своей книге «О пифагорейцах» (fr. 191-196 Rose) рисовал их суеверными ритуалиста-ми. Рационалистическая трактовка А. пифагорейской традиции опиралась на его знакомство с учениками Филолая и Архита и в целом верно отражала реалии пифагореизма рубежа 5-4 вв. В его трудах, посвященных законодательству и воспитанию («Воспитательные законы», «Политические законы», «О нравах мантинейцев» и др.)> также ощущается влияние пифагореизма и платонизма.
    Несмотря на апологетический характер трудов о пифагорейской школе, в главной для А. области, музыковедении, он решительно рвет с математической гармоникой пифагорейцев, обвиняя их в том, что, противореча явлениям (φαινόμενα), они отклоняют чувственные восприятия как неточные и вводят в гармонику соотношения чисел и скоростей. А. основывает свой анализ музыки на субъективном восприятии тонов человеческим слухом и его способности ощущать разницу в высоте звука. Опираясь на качественный подход Аристотеля к явлениям природы и используя его эм-пирико-описательный метод, А. разрабатывает новую теорию музыки. Она включала в себя гармонику, ритмику, метрику и учение о музыкальных инструментах (каждому из этих разделов он посвятил ряд специальных работ) и охватывала, в отличие от пифагорейской, все значимые музыкальные явления. Оставаясь непревзойденной до конца античности, она породила своих последователей, «аристоксеновцев», споривших с приверженцами пифагорейской теории, и легла в основу большинства музыкально-теоретических трактатов древности.
    А. в целом принимал идущее от пифагорейцев учение о педагогическом и терапевтическом воздействии музыки и, по свидетельству Теофраста, сам лечил музыкой душевные болезни (fr. 6). Подобно Платону и Аристотелю, он предпочитал простоту старой музыки разнообразию нового стиля, зародившегося в сер. 5 в. до н. э., однако его консерватизм более умерен, чем у Платона, и носит профессионально-эстетический, а не только этико-педа-гогический характер.
    Фрагм.: WEHRLI, Die Schule II. Aristoxenos. Basel, 19672; Aristoxeni Elementa harmonica. Ed. R. Da Rios. R., 1954; Aristoxenus. Elementa rhythmica. Ed. L. Pearson. Oxf., 1990; Barker A. Greek musical writings. Vol. 2. Camb., 1989 (англ. пер. музыкальных трудов).
    Лит: Laloy L. Aristoxène de Tarente, disciple d'Aristote. P., 1904; Mewaldt J. De Aristoxeni Pythagoricis sententiis et Vita Pythagorica. В., 1904; Wehrli F. Aristoxenos, -RE Suppl. 11, 1968, S. 336-343; Barker A. Music and perception: a study in Aristoxenus, -JHS 98, 1978, p. 9-16; В élis A. Aristoxène de Tarente et Aristote: le traité d'harmonique. P., 1986; Visconti A. Aristosseno di Taranto. Biografia e formazione spirituale. Nap., 1999; Герц-ман Ε. Β. Античное музыкальное мышление. Л., 1986.
    Л. Я. ЖМУДЬ


Античная философия 

АРИСТОН АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ →← АРИСТОКЛ ИЗ МЕССЕНЫ

T: 0.10091774 M: 3 D: 3