А Б В Г Д Е З И К Л М Н О П С Т Ф Х Ц Э Ю Я 
БОЭТ СИДОНСКИЙ
    I.
    БОЭТ СИДОНСКИЙ (Βόηθος ὁ Σιδώνιος) (1 в. до н. э.), философ-перипатетик, глава Перипатетической школы после Андроника Родосского, комментатор Аристотеля.
    Неоплатоник Аммоний называет Б. 11-м «после Аристотеля» схолархом Перипата (In An. Pr. 31, 12-13), однако в другом месте он же 11-м схолархом называет Андроника (In De int. 5,28-29). Б. упоминается Симпликием в числе «древних толкователей Категорий» вместе с Андроником Родосским, Аристоном, Евдором и Афинодором (Simpl. In Cat. 159, 32 Kalbfl.), при этом, по-видимому, из них Б. был единственным, кто комментировал всю книгу в форме, близкой классическому комментарию. Симпликий в целом дает Б. высокую оценку, отмечая его проницательность (ἀγχίνοια, ср. In Cat. 1, 23; 434, 18), называя «удивительным» (θαυμάσιος, In Cat. 1, 18) и «почтеннейшим» (γενναῖος, 373, 32).
    В отличие от Андроника, чей комментарий к «Категориям» представлял парафразу текста, Б. комментирует «Категории» «слово за словом» (καθ' ἑκάστην λέξιν, In Cat. 30,2). Он более консервативен, чем Андроник, и менее открыт для древнеакадемической и стоической традиций. В своем комментарии Б. уделил внимание опровержению критики «Категорий» со стороны стоиков, которые понимали «Категории» как трактат, описывающий язык и способы высказывания, а не роды сущего; но именно поэтому в качестве исследования о языке «Категории» представляют собой незаконченное произведение и не исчерпывают свой предмет полностью. В продолжение критики стоиков Б. написал, по свидетельству Симпликия, отдельную книгу «О категориях отношение и относительное состояние» (Περὶ τοῦ πρός τι καὶ πρός τί πως ἔχοντος, In Cat. 163, 7-8). Б., в частности, рассуждал о несводимости аристотелевской категории «обладание» (τὸ ἔχειν) к стоической «состояние» (τὸ πῶς ἔχειν), In Cat.373, 7-32. Б., по Симпликию, говорит о трех значениях категории отношение: 1) к себе самому, 2) к другому и 3) другого к себе, и разводит таким образом аристотелевский и стоический термины.
    Кроме учения о категориях Б. специально занимался также теорией силлогизма. Неоплатоник Аммоний в комментарии к «Первой Аналитике» приводит мнения по вопросу, являются ли силлогизмы по второй и третьей фигурам полными или неполными, называя Б. в числе сторонников первой точки зрения, отходящей от понимания самого Аристотеля (Amm. In An. Pr. 31, 11-25, ср. Arist. An. Pr. I, 1, 24Ы8-22), но после Теофраста имевшей больше сторонников. Гален в «Основах логики» упоминает Б. в связи с изложением стоической силлогистики и принятием им таких стоических терминов, как силлогизмы «недемонстрируемые» и «первые» (Galen. Inst. log. 7, 2, Kalbfl. - SVF II 244).
    Иоанн Филопон сообщает, что Б. полагал правильным начинать изложение аристотелевской философии не с логики (как Андроник), а с физики (Jo. Philop. In Cat. 5, 16-18), объясняя это тем, что следует двигаться от более понятного и привычного для нас (физические предметы именно таковы). Более подробно аргументацию Б. излагает Элий, не называя имя Б., но упоминая «тех, кто говорит, что надо начинать с физики» (Elias. In Cat. 118, 9-13). В каком произведении Б. были изложены эти взгляды, сведений нет. Филопон и Элий сообщают о взглядах Б. по этому вопросу в комментариях на «Категории», поскольку в неоплатонической практике вопрос о порядке чтения Аристотеля излагался в преамбуле к комментариям на «Категории».
    Вероятно, у Б. был отдельный комментарий на «Физику», во всяком случае, Фемистий и Симпликий в своих комментариях на «Физику» приводят суждения Б.: 1) о материи как подлежащем (Themist. In Phys. 26, 20-24, ср.: Simpl. In Phys. 211,15—18) и 2) о времени как числе считающем и считаемом (Themist. In Phys. 160,26-161, 2, ср.: Simpl. In Phys. 759, 18-20; 759, 29-760, 3), а также как мере движения (Themist. In Phys. 163, 5-7, ср.: Simpl. In Phys. 766, 16-19). Видимо, к их времени текст Б. уже был утрачен, поскольку цитаты из Б. даются по тексту комментария Александра Афродисийского.
    Наконец, сочинение Порфирия «О душе против Боэта» в 5 кн. (Περὶ ψυχῆς πρὸς Βόηθον), как полагают многие исследователи, было направлено именно против Б.-перипатетика. Фрагменты соч. Порфирия сохранились в «Приготовлении к Евангелию» Евсевия Кесарийского, выдержки из Б. и возражения Порфирия см.: Рг. Εν. XI 28, 6-16; XIV 10, 3; XV 11, 1-4. Т. обр., Б. первым составил комментарии и трактаты по всем трем разделам учения: физике, логике и этике, положив начало всестороннему исследованию текстов Аристотеля.
    Лит.: Movia G. Anima e Intelletto. Ricerche sulla psicologia peripatetica de Teofrasto a Cratippo. Padova, 1968; MORAUX, Aristotelismus I, 1973, S. 143-179; Huby P. An excerpt from Boethus of Sidon's commentary on the «Categories»? - CQ 31, 1981, p. 398-^09; Gottschalk Η. Β. Boethus' psychology and the Neoplatonists, - Phronesis 31, 1986, p. 243-257; Idem. The earliest Aristotelian commentators, - Sorabji R. (ed.). Aristotle Transformed. L., 1990, p. 55-81 (о Б.: p. 74-77).
    M. А. СОЛОПОВА
    II.
    БОЭТ СИДОНСКИЙ (Βόηθος ὁ Σιδώνιος) (2 в. до н. э.), философ-стоик, ученик Диогена Вавилонского, возможно, слушал также Зенона из Тарса (ISHerc. col. 51). Вероятно, имел собственных учеников (οἱ περὶ τὸν Βόηθον — Philo. Aetern. 15). От сочинений Б. сохранились незначительные фрагменты. По названиям известны: «О природе», «О судьбе» (D. L. VII 148-149), комментарий к поэме Арата «Явления» (по меньшей мере в 4-х кн., Gemin. Intr. in Phaen. XVII48). Тематика сочинений свидетельствует о преимущественном интересе к физике (хотя нельзя исключить, что Б.-стоик тождествен некоему Б., автору трактата «Об аскезе» в 4-х кн., упомянутому в папирусе 2 в. н. э.-CPFI 1,р. ПО ел.).
    Взгляды Б. по ряду ключевых вопросов отличались от школьной догмы. «Критерий истины» он делил на части и говорил о нескольких «критериях» - уме, чувственном восприятии, влечении и знании (D. L. VII 54), - возможно пытаясь прояснить структуру и механизмы возникновения «постигающего представления» (καταληκτικὴ φαντασία). Космос Б. не считал живым существом (D. L. VII 143), а богом называл сферу неподвижных звезд (VII 148) или эфир (Aët. I 7, 25) - желая, вероятно, представить его чем-то отличным от космоса. Как впоследствии Панетий, Б. отвергал догму о «воспламенении» и космических циклах, считая космос вечным и неуничтожимым. Аргументы его таковы: ни внутри космоса, ни вне его нет причины, способной погубить космос, а если бы космос погибал беспричинно, он вновь возникал бы из не-сущего, что невозможно; наконец, во время «воспламенения» космическая душа (бог, творческий логос) оставалась бы бездеятельной, что также невозможно (Philo. Aetern. 15 ел.).
    В других отношениях Б. более ортодоксален: считал душу огненной пневмой (Macr. In Somn. I 14, 19) и полагал, что правильное понимание характера каузальных связей (судьбы - D. L. VII 149) позволяет объяснить причины знамений и предсказаний (Cic. Divin. I 13; II 47). По-видимому, Б. испытал перипатетическое влияние, что в ряде случаев затрудняет идентификацию его взглядов в отличие от одноименного перипатетика. Т. обр., у Б. заметны первые проявления синкретизма, характерного впоследствии для Средней Стой.
    Фрагм.: SVF III1-11, р. 265-267 (учтены не все тексты)
    Лит.: MORAUX, Aristotelismus I, 1973, S. 143, 172 ел. См. общ. лит. к ст. Стоицизм.
    А. А. СТОЛЯРОВ



Античная философия  2018

← БЛАГОБОЭЦИЙ →

Смотреть значение "БОЭТ СИДОНСКИЙ" в других словарях:
T: 0.083884477 M: 7 D: 0